ОБЗОР: Хитрость и стагнация растянули банкротства

Средняя длительность процедур конкурсного производства в РФ впервые за все время наблюдений превысила два года. Эксперты связывают это с проблемами в российской экономике и ужесточением борьбы собственников проблемного бизнеса с кредиторами, которые возвращают себе все меньше средств.

Средняя длительность процедур конкурсного производства (исключая банки), завершившихся в январе-сентябре 2019 года выросла по сравнению с тем же периодом 2018 года на 8,5%, до 732 дней, следует из сообщений арбитражных управляющих в «Федресурсе» (Единый федеральный реестр сведений о банкротстве, fedresurs.ru). Таким образом, этот показатель превысил два года впервые за весь период его расчета (с 2015 года).

В качестве основной причины эксперты называют усложнение процесса из-за более изощренных схем вывода активов накануне банкротства и, следовательно, необходимость применять новые инструменты для борьбы с ними.

«Недобросовестные должники в преддверии банкротства уже редко используют простые схемы по выводу активов, а сложные требуют большего времени на оспаривание сделок и возврат имущества», — говорит партнер, руководитель направления по банкротству юридической фирмы VEGAS LEX Александр Вязовик. «Специализация и детализация процесса, появление новых инструментов борьбы со злоупотреблениями влияют на сроки ведения процедур банкротства», — соглашается управляющий партнер юридической фирмы «Арбитраж.ру» Даниил Савченко.

Количество заявлений о признании сделок должника недействительными, поданных в суды, составило за девять месяцев 2019 года 6199, согласно отчетам, увеличившись на 29,9% к тому же периоду 2018 года. Доля удовлетворенных заявлений снизилась с 43% до 37,9%.

«Растущая загрузка судов приводит к тому, что в среднем судебные заседания по обособленным спорам в рамках дела о банкротстве откладываются на срок от одного до трех месяцев, а по каждому такому спору количество заседаний редко меньше трех», — отметил Вязовик.

«На длительность процедуры [банкротства] очень сильно влияют загруженность судов и длительные сроки рассмотрения споров», — считает директор Российского союза саморегулируемых организаций арбитражных управляющих Кирилл Ноготков. Удлинению процедур способствуют изменения законодательства, усложняющие их, отмечает руководитель правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Эдуард Олевинский.

Еще одна причина увеличения сроков конкурсного производства — экономическая. «В стране стало меньше людей, у которых есть свободные большие средства, чтобы купить завод и запустить его», — говорит арбитражный управляющий Игорь Вышегородцев.

Банкротство гражданина протекает существенно быстрее, но и его сроки увеличиваются. Средняя продолжительность процедур реализации имущества, завершившихся в январе-сентябре 2019 года по сравнению с тем же периодом 2018 года выросла на 4,7% до 274 дней.

В делах о личном банкротстве было подано 1465 заявлений о признании сделок должника недействительными, согласно отчетам за девять месяцев 2019 года (+36,8% к такому же периоду 2018 года. Доля удовлетворенных заявлений снизилась до 22,7% с 22,9%.

КРЕДИТОРЫ ВОЗВРАЩАЮТ ВСЕ МЕНЬШЕ

Доля погашенных требований кредиторов (к суммарному объему включенных в реестры) в делах о корпоративном банкротстве в январе-сентябре 2019 года снизилась до 4,7% с 6,3% в том же периоде 2018 года. В делах о личном банкротстве этот показатель еще ниже, но тенденция противоположная — процент погашенных требований вырос с 2,8% до 3,5%.

Больше получают залоговые кредиторы, на долю которых приходится 7,4% требований в корпоративных банкротствах и 10,4% в личных. В первой категории доля погашенных требований составила 32,4%, во второй — 17,3%. Выделение залоговых кредиторов в отчетах осуществляется с октября 2018 года.

Ни с чем по результатам конкурсного производства кредиторы остались в 63% «корпоративных» дел, завершившихся в январе-сентябре 2019 года, — немногим меньше, чем в тот же период 2018 года (65%). При этом на старте имущество отсутствовало у 38% должников в январе-сентябре 2019 года и у 37% за тот же период 2018 года (данные об инвентаризации).

В сегменте личных банкротств обратная ситуация — без имущества, подлежащего реализации, в процедуру в январе-сентябре 2018-го и 2019 годов 74% и 77% граждан соответственно. Однако доля тех, чьи кредиторы по итогам реализации активов не получили ничего, оказалась ниже — 66% и 65%.

«Текущий доход должников, у которых может и не быть имущества, годного к реализации в процедуре, идет на выплаты кредиторам», — объяснил это явление руководитель проекта «Федресурс» Алексей Юхнин.

Источник: https://fedresurs.ru/news/ccfc7b66-7065-4eef-9bc2-a2426e0e895d?attempt=1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *