Банкротство 2.0.19. Взгляд арбитражного управляющего

В Москве 28 марта 2019 года состоялась конференция, посвященная банкротству в России. Ведущие юристы и арбитражные управляющие обсудили состояние и перспективы отрасли, ключевые судебные акты, повлиявшие на правоприменение по делам о банкротстве компаний, а также проблемы, связанные с банкротством физлиц.

И налоговую не переубедить, и имущество должника не разыскать.

Арбитражные управляющие признают несовершенство законодательных актов о своем труде и выступают за  внесение поправок в законодательство РФ.


Ирина Тищенко, член некоммерческого партнерства арбитражных управляющих «Орион»

В ходе конференции было отмечено, что довольно редки случаи финансового оздоровления компаний в кризисной ситуации.  Это отметила  в ходе конференции арбитражный управляющий Ирина Тищенко, член некоммерческого партнерства арбитражных управляющих «Орион». По ее словам, даже если арбитражному управляющему самому хочется сохранить должника как действующее предприятие,  на практике это не всегда получается,  по ряду объективных причин. В пример она привела случай из практики.

Хотелось сохранить торговую сеть, преимущественно занимающуюся продовольствием в глубинке Новосибирской области. В сети было занято сравнительно много работников, и эти магазины были практически единственным источником снабжения продуктами нескольких населенных пунктов. Но основным заявителем в деле о банкротстве и основным кредитором выступал налоговый орган (В таких делах, как правило, это основной кредитор). Налоговики, к сожалению, никогда не отказываются как от основных долгов, так и от пеней и неустоек. Поэтому практически сразу было ясно, что восстановить платежеспособность торговой сети, даже если это единственный магазин за 10 километров в округе, невозможно. Арбитражному управляющему пришлось переходить на стадию конкурсного производства, хотя было понятно, что конкурсной массы как таковой нет – площади торговых точек были арендованы, а от реализации торгового оборудования много не получишь. «Тем не менее, позиция налоговой службы всегда такова – мы лучше ничего не получим в бюджет, но не дадим рассрочку», — отметила Ирина Тищенко. Налоговая служба в деле о банкротстве долгов не прощает и точка.

Таким образом, считает Тищенко, если бы в законе были предусмотрены льготы по налогам на этапе наблюдения, то у многих мелких предприятий появился бы шанс выжить.

При проведении процедуры также для самого управляющего велик риск остаться без вознаграждения. Если управляющие имеют свой штат, им важно, чтобы прописанные законом ежемесячные платежи, положенные по роду их работы, регулярно платились, так как им тоже надо платить зарплаты своим сотрудникам, можно понять.

Управляющие, рассчитывающие на получение процентов от продажи имущества, далеко не всегда стремятся к восстановлению платежеспособности своего клиента.

Физические лица не обязаны вести бухучет, найти их имущество сложно


Артем Фролов, арбитражный управляющий, член НП «ЦФОП АПК»

Артем Фролов, арбитражный управляющий, член НП «ЦФОП АПК», рассказал о проблеме сбора информации о должниках, идущих на процедуру банкротства. По его словам, должники – или руководство должника – как правило, информацию об имуществе управляющему не передают, или передают в неполном объеме. За этой информацией управляющему приходится обращаться  в госорганы. По закону, такую информацию должны предоставлять в течение 7 дней. Но в реальности, например,  в Москве ответ приходит через 1-2 месяца, а если управляющий обращался в «экзотические» госорганы, то, как правило, в ответ на запрос не редко приходит отказ. В таком случае управляющему приходится обращаться в эти же органы, но уже через суд. А это снова ожидание, снова время.

Спикер привел такое сравнение работы арбитражного управляющего с работой геолога – чтобы доказать, что на участке полезных ископаемых нет, приходиться работать в 3-4 раза активнее, чем для того, чтобы доказать, что на участке есть залежи руды. Так вот, чтобы доказать суду и кредитору, что у должника нет активов, денег и имущества, управляющему надо показать документально, что он заглянул «под каждый камень» на территории должника. С физическими лицами это особенно актуально, так как у физиков нет обязанности вести бухгалтерский учет, поэтому и имущество можно найти лишь по каким-то косвенным «следам».

 Например, ЗАГСы очень часто отказывают в предоставлении информации о родственниках должника, что существенно затягивает процедуру банкротства. «Лично у меня была ситуация, когда я долго истребовал справки из адресной базы МВД, чтобы понять, является ли должник плательщиком штрафов в ГИБДД, так как было несоответствие в том, что должник якобы на машине не ездил, но при этом штрафы платил», — поделился  Артем Фролов.

Росфинмониторинг стабильно отказывает арбитражным управляющим в предоставлении информации о движениях по счету клиентов в банке, или о покупках наличными на сумму более 600 тыс. рублей. Есть и экзотические запросы о том, состоит ли должник на учете в психоневрологическом или наркологическом диспансерах, так как учет физического лица в этих местах также может влиять на судьбу его сделок с имуществом. И тут тоже возникают проблемы с получением сведений.

«По сути если сейчас арбитражный управляющий заходит на сайт Госуслуг и проходится по списку органов власти, то запрос о должнике он имеет право подавать в любой из этих органов», — отметил Артем Фролов. Но он добавляет, что из всех этих органов управляющий, как правило, получит отказ и будут вынужден добиваться ответа на свой вопрос через суд.

Поэтому и нужно, чтобы на данном этапе эксперты и профессиональное сообщество разработало бы некий механизм, который позволил собирать информацию о должнике быстро и эффективно.  Лично он сам видит этот механизм в реализации запроса через личный кабинет на Госуслугах. По крайней мере, это экономит время на то, что не нужно будет слать письменные запросы через Почту России.

Привлечь нотариусов, через закон обязать  выдавать информацию по запросам управляющих


Олег Зайцев, магистр частного права, консультант Исследовательского центра частного права имени С.С. Алексеева при президенте РФ

Олег Зайцев, магистр частного права, консультант Исследовательского центра частного права имени С.С. Алексеева при президенте РФ, считает, что такой сбор информации можно реализовать через нотариусов, так как у нотариусов есть доступ практически ко всем базам данных.

Среди предложений на конференции также прозвучало,  что было бы неплохо законодательно приравнять запрос арбитражного управляющего по статусу к судебному запросу. «Этот статус будет играть психологически важную роль при запросе в госорганы, и сотрудники уже не будут просто так от наших запросов отмахиваться», — отметил Артем Фролов.

Как уже было отмечено, часто приходится сталкиваться с работниками органов ЗАГСов и каждый раз приходится объяснять, что арбитражный управляющий – не пристав и доверенность на получение информации от суда ему не нужна. И если в законе будут прописано, что управляющий обладает квазисудебными полномочиями хотя бы в области сбора информации, то работа будет идти более оперативно.

Правда, тут мнения разделились, участники конференции указали на то, что стоит аккуратнее с этим… Прозвучала реплика, что не нужно приравнивать арбитражного управляющего к судебному приставу или вообще к работнику любого госоргана. Потому что при таком уравнивании возможностей их уравняют и в обязанностях. Один из минусов такого решения будет перевод управляющих на государственную зарплату.

В целом  конференция позволила ее участникам обменяться мнениями, определить вектор развития отрасли на ближайшее будущее.

Елена Гостева