ВС РФ определил, когда арбитражного управляющего нужно отстранять от дела о банкротстве

Суды должны отстранять арбитражных управляющих от дел о банкротстве, если допущенные ими нарушения заставляют сомневаться в их способности к надлежащему ведению процедур. При этом вопросами пополнения конкурсной массы должников должны заниматься, прежде всего, арбитражные управляющие, а не кредиторы. К таким выводам пришел Верховный суд (ВС) РФ на примере спора между кредитором и конкурсным управляющим ООО «Специализированная компания «Развитие».

В ноябре 2015 года компания «Развитие» обанкротилась, но свои долги не закрыла. Ее кредитор Александр Ткаченко в отличие от конкурсного управляющего компании Игоря Борзова был убежден, что есть основания для привлечения ее бывших собственников и руководителей к субсидиарной ответственности на 66 млн рублей.

ЛИКВИДАЦИЯ ПОД ПРИКРЫТИЕМ

Он ссылался на обстоятельства банкротства компании, которые, по его мнению, свидетельствовали о ее намерении скрыться от кредиторов в другом регионе и под другим названием. Компания сначала работала в Москве как ООО «Первая топливная компания» и в 2012 году продавала гражданам топливные карты, но ни товара, ни денег клиенты не получили. Один из них в 2014 году безуспешно пытался инициировать банкротство компании, но не смог из-за отсутствия у нее денег на эту процедуру. Вскоре компания сменила название на «Развитие» и дважды перерегистрировалась в других субъектах РФ — сначала в январе 2015 года в Ивановской области, затем в марте 2015 года в Смоленской области, где в августе того же года приняла решение о добровольной ликвидации. Приблизительно в то же время сменились ее владельцы и исполнительный орган, следует из материалов дела.

А.Ткаченко сам обратился в суд с заявлением о привлечении бывшего руководства банкрота к субсидиарной ответственности, а когда при его рассмотрении И.Борзов высказался против, попросил за бездействие отстранить управляющего от дела. И.Борзов утверждал, что «Развитие» не отвечало признакам неплатежеспособности на момент принятия решения о ликвидации, следует из материалов дела. Это противоречит выводу Арбитражного суда Москвы, который прекратил дело о несостоятельности компании из-за недостатка средств на процедуру, возражал А.Ткаченко.

Однако он проиграл: три инстанции отказались привлекать бывшее руководство банкрота к субсидиарной ответственности и не стали рассматривать заявление об отстранении И.Борзова, указав, что его нужно было подавать отдельно. В январе 2018 года ВС РФ эти решения отменил и поручил судам рассмотреть жалобу на И.Борзова, а затем — вопрос о возможности взыскания денег с бывшего руководства банкрота, последний вопрос судами еще не разрешен.

При новом рассмотрении спора суды признали незаконным бездействие И.Борзова, сочтя, что у него были основания для обращения в суд с требованием о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. Они не исключали, что бывшее руководство пыталось уклониться от исполнения обязательств перед кредиторами. Но отстранять И.Борзова от обязанностей конкурсного управляющего не стали, отметив, что А.Ткаченко сам обратился в суд с требованиями к бывшим руководителям должника.

НЕ ЖЕЛАЕТ РАБОТАТЬ — ОТСТРАНИТЬ

И вновь ошиблись, заявила коллегия по экономическим спорам ВС РФ, куда пожаловался А.Ткаченко. По ее мнению, бездействие И.Борзова, признанное судами незаконным, создало реальную угрозу причинения убытков должнику и кредиторам, а вывод судов о несущественности его нарушений «вступил в явное противоречие» с их же решением. Она отметила, что меры по пополнению конкурсной массы «планирует и реализует, прежде всего, арбитражный управляющий», а не кредиторы должника.

Поведение управляющего давало основания полагать, что он «не желает надлежащим образом вести процедуру банкротства компании», сочла коллегия. В документах от управляющего нет анализа мотивов компании-должника по изменению места нахождения, изменению руководства. Также управляющий не дал оценки движению средств на счету компании, подробно не проверил судьбу выручки от реализации ее имущества и имущественных прав, хотя по ее бухгалтерским отчетам обороты компании за 2013-2014 годы исчислялись в миллиардах рублей, указывается в определении ВС РФ.

«Отстранение управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей должно применяться тогда, когда допущенные им нарушения законодательства порождают обоснованные сомнения в способности данного управляющего к надлежащему ведению процедур банкротства», — указала коллегия, напомнив постановление пленума Высшего арбитражного суда РФ N35 от 22 июня 2012 года.

В связи с этим коллегия ВС РФ отменила решения нижестоящих судов и отстранила И.Борзова от участия в деле, а собранию кредиторов «Развития» поручила выбрать другого управляющего.

ДОСТОЙНО КРИТИКИ

Эксперты скептично отнеслись к решению ВС РФ. Чрезмерная лояльность арбитражных управляющих по отношению к одной из сторон экономического конфликта действительно является проблемой, достойной внимания ВС РФ, но определение по этому спору «достойно критики», считает руководитель правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Эдуард Олевинский.

По его мнению, «отстранив конкурсного управляющего, коллегия обезглавила должника, сделала невозможным совершение сделок с его имуществом до рассмотрения судом вопроса об утверждении нового конкурсного управляющего». В таких случаях суды возлагают исполнение обязанностей на отстраненного управляющего, но коллегия этого не сделала, видимо, потому что не относит это к своей компетенции, говорит Э.Олевинский.

«Однако должник может обладать имуществом, которое нуждается в содержании и находится в процессе реализации. Вероятный убыток кредиторам от такой «недосказанности» значительно больше, чем причиненные отстраненным управляющим убытки», — полагает он.

Настораживает Э.Олевинского в определении и фраза о том, что управляющего стоит отстранять, если допущенные им нарушения порождают обоснованные сомнения в его способности «к надлежащему ведению процедур банкротства». То есть не только по этому делу, но и по другим делам о банкротстве.

«С такой трактовкой закона нельзя согласиться, ведь тогда любое отстранение управляющего влечет его фактическую дисквалификацию, без применения предусмотренных Кодексом об административных правонарушениях гарантий, ограничений ответственности и сроков применения такого жесткого наказания», — опасается Э.Олевинский.

Директор Российского союза саморегулируемых организаций арбитражных управляющих Кирилл Ноготков опасается, как бы практика не пошла по такому пути: «если арбитражный управляющий не привлек к субсидиарной ответственности контролирующих лиц — виноват, должен быть отстранен». Такие дела о привлечении к ответственности индивидуальны, отмечает он.

Арбитражный управляющий Артем Фролов считает, что судебная практика стимулирует управляющих создавать излишнюю нагрузку на суды с целью защитить себя от кредиторов.

«Отстранение за неподачу заявлений о субсидиарной ответственности, неоспаривание сделок, невзыскание дебиторской задолженности — все это ведет к тому, что управляющие будут заваливать суды документами даже по самым абсурдным вопросам», — говорит он.

По его мнению, по сути, управляющий лишается своего мнения и должен действовать формально, чтобы не разгневать кредиторов. Какая от этого польза конкурсной массе, задается вопросом А.Фролов.

Источник: https://fedresurs.ru/news/00e41472-e2f4-4396-b0a5-3aa1b3f6f167?attempt=1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *