ВС РФ высказался против легкого списания долгов в личном банкротстве

Верховный суд (ВС) РФ отменил определения нижестоящих судов, которые решили завершить процедуру гражданина со списанием его долгов несмотря на выявление попыток последнего скрыть имущество.

«Законодательство о банкротстве устанавливает стандарт добросовестности, позволяя освободиться от долгов только честному гражданину-должнику, неумышленно попавшему в затруднительное финансово-экономическое положение, открытому для сотрудничества с финансовым управляющим, судом и кредиторами и оказывавшему им активное содействие в проверке его имущественной состоятельности и соразмерном удовлетворении требований кредиторов», — говорится в определении судебной коллегии по экономическим спорам (СКЭС) ВС РФ по делу Александра Михайлова.

Зарегистрированный в Ульяновской области Михайлов 1 октября 2008 года получил от подмосковного ООО «Инвестгазпром», небольшой жилищно-коммунальной компании, заем величиной 700 тыс. руб. на срок до 31 марта 2014 года под 2% годовых, свидетельствуют судебные материалы. Эти средства сразу были перечислены автодилеру «Флайт авто» в счёт оплаты покупки автомобиля для Михайлова.

Заемщик, согласно договору, обязался вернуть полученную сумму и выплатить проценты путем удержаний из своей зарплаты. Однако позднее сам Михайлов в Заволжском райсуде Ульяновска говорил, что упомянутые 700 тыс. руб. были оплатой за услугу по продаже недвижимости. «Никаких обязательств по возврату денежных средств он на себя не брал. Договор займа действительно подписал, но бывший руководитель ООО «Инвестгазпром» пояснил, что ничего возвращать не нужно, просто необходимо было таким образом оформить ему передачу денежных средств», — приводится его позиция в материалах гражданского дела.

Михайлов уволился из «Инвестгазпрома» сразу после получения денег — 3 октября 2008 года, но много лет компания ничего не предпринимала для их возврата. Только после того, как «Инвестгазпром» 29 августа 2014 года был признан банкротом, конкурсный управляющий Алексей Запрягаев подал в Заволжский райсуд иск о взыскании с Михайлова 700 тыс. руб. и набежавших процентов (92 745,33 руб.). Иск был зарегистрирован 22 мая 2015 года и спустя месяц удовлетворен.

Михайлов не заплатил, и 29 ноября 2016 года «Инвестгазпром» подал в Арбитражный суд Ульяновской области заявление о его банкротстве. Согласно отчету финансового управляющего Петра Позднякова, кроме долга перед «Инвестгазпромом» других требований к Михайлову не было. Рыночная стоимость выявленного имущества, согласно отчету финансового управляющего, составила немногим более 200 тыс. руб.

Процедура его реализации была открыта 18 мая 2017 года. Выручка от продажи востребованного имущества, в частности хозблока площадью 40 кв. м на участке в 9 соток, составила 161120 руб. Всего на основной счет должника поступили денежные средства в размере 357 630 руб.

16 декабря 2019 года финуправляющий подал заявление о завершении процедуры банкротства Михайлова и списании оставшегося долга, как это предполагается по закону. Но Алексей Бормотов, который к этому моменту был кредитором Михайлова, выкупив права требования «Инвестгазпрома», выступил против аннулирования задолженности. Он обращал внимание судов на обстоятельства, которые, по его мнению, свидетельствовали о недобросовестном поведении Михайлова: причинил вред имущественным правам «Инвестгазпрома», не раскрыл информацию об имуществе, скрыл и вывел его по заниженной стоимости.

Суды трех инстанций не согласились, что обстоятельства дела Михайлова говорили об умышленном его уклонении от исполнения своих обязательств перед кредиторами. Дело о банкротстве было прекращено, долг списан.

Но СКЭС ВС РФ, куда пожаловался Бормотов, отменила эти решения. Коллегия напомнила, что процедура банкротства не предназначена для необоснованного ухода от ответственности и прекращения долговых обязательств, а судебный контроль над этой процедурой помимо прочего не позволяет ее использовать с противоправными целями и защищает кредиторов от фиктивных банкротств.

По оценке СКЭС ВС РФ, освобождая Михайлова от долгов, суды не приняли во внимание факты его недобросовестного поведения, ранее установленные и оцененные ими же самими. В качестве примеров коллегия, в частности, приводит продажу своего автомобиля по заниженной цене и дарение супруге земли с хозяйственным строением — это имущество потом пришлось возвращать в конкурсную массу.

«Не принимая во внимание данные факты при разрешении вопроса об освобождении Михайлова А.Е. от долгов, суды пришли к противоречивым выводам, поскольку сначала они усматривали в действиях должника недобросовестность и злоупотребления, а затем отказались от этих выводов, по существу ничем не мотивировав свою позицию», — говорится в определении СКЭС ВС РФ. Даже если финуправляющий потом и нашел сокрытое имущество, это, по мнению коллегии, «не освобождает [должника] от ответственности за совершенные ранее противоправные действия».

Кроме того, отметила СКЭС ВС РФ, суды не исследовали поведение Михайлова при возникновении задолженности перед «Инвестгазпромом». Между тем «получение им займа от организации-работодателя с обещанием его погасить из зарплаты и последующее немедленное увольнение с работы позволяет усомниться в добросовестности поведения должника и может квалифицироваться как незаконные действия должника при возникновении непогашенного обязательства», считает коллегия. Это, в свою очередь, по ее мнению, также является основанием для отказа в списании долгов в банкротстве.

С учетом этих предписаний Арбитражный суд Ульяновской области должен будет снова изучить вопрос о завершении процедуры банкротства в отношении Михайлова и списания его задолженности.

Источник: https://fedresurs.ru/news/d5200bda-b278-48f5-beaf-291c9e8edf2f